Книга Жизни

Мальчик и книга

Жил-был мальчик. В день его рождения (а может и в день зачатия) родители сделали ему подарок, - они подарили ему книгу. Книга эта была особенной. Она была не только семейной реликвией, передаваемой из поколения в поколение. Эта книга была говорящей. Она содержала в себе свод правил и законов, которые были приняты в их семье, а говорящей она была затем, чтобы вовремя напоминать, что кому делать и как себя вести. А иногда книга даже рассказывала кого и как любить, к кому как относиться и что думать по тому или иному случаю.

Чтобы малыш не потерял ее по рассеянности, родители исключительно из благих побуждений (это же семейные ценности!) привязали книгу крепко-накрепко к его спине.

С каждым годом родителям приходилось привязывать книгу все более сложными узлами, потому что мальчик взрослел, много двигался, лазил с другими ребятами по гаражам, играл в футбол, и книга то и дело норовила свалиться с его спины.

Мальчик рос и книга росла вместе с ним. Поскольку книга была закреплена на спине мальчика, то кто угодно мог записывать туда новые и новые правила и законы, но не он сам. Мальчик мог только слушать, как книга зачитывала свод законов в той или иной ситуации и делать так, как говорила книга. Если мальчик смел ослушаться, книга негодовала, начинала ерзать, натирать спину верёвками, а иногда, даже изворачивалась и кусалась.

Казалось бы, что может быть легче, чем слушаться книгу? Живи по её правилам и будет все хорошо. Но на деле вышло так, что в книгу записывали правила и законы очень разные люди (с разными взглядами и в разном настроении) и эти правила часто противоречили друг другу. Книга была не очень умная, но очень громкая. Ей было всё равно было ли то, что в ней написано логичным, главное зачитывать все от точки до точки, да так, чтобы мальчик не мог это игнорировать.

И мальчик верил книге… не только потому, что не расставался с ней с рождения и вообще получил её от родителей, но и потому, что голос книги заглушал все остальные голоса.

Иногда книга ставила его в неловкое положение своими противоречиями, и он чувствовал себя как между молотом и наковальней, пытаясь договориться с ней. Но как не договаривайся с книгой или с авторами, ты все равно будешь наказан если не одними, так другими.

Временами мальчик пытался бунтовать. Он восставал против безжалостной и, иногда, деспотичной книги. Он игнорировал ее настойчивый голос всеми силами, но тогда сил совсем не оставалось на себя. Он мог, стиснув зубы, не делать того, что говорила книга, но вот вместо этого делать что-то свое, что-то новое, что никто до него не делал в его семье… это было сложно. Мальчик даже пытался самостоятельно развязать узел и избавиться от книги, но безуспешно, ведь узел, как и сама книга, был на спине.

Книга мешала мальчику играть с другими детьми, заниматься творчеством, учиться и отдыхать, но со временем он оставил попытки освободиться, привык к ней и почти перестал замечать.

Годы шли, но книга давала знать о себе все чаще, она все время открывала свой рот в самый неподходящий момент. Книга вмешивалась без предупреждения, не давала заводить новые знакомства, разрушала старые отношения, вмешивалась в любовные и даже рабочие дела, иногда даже мешала спать!

Со временем книга стала очень тяжелой и не только заставляла мальчика горбиться, но и начинала потихоньку сводить его с ума своими противоречиями. В конце концов мальчик, будучи уже не таким уж и мальчиком, решился пойти к доктору чтобы избавиться от книги и развязать узел, связывающий их.

Первый доктор посмотрел на этот сложный, затянутый узел и сказал: «Если ты будешь лежать на кушетке спокойно и не станешь мне мешать, я попробую что-нибудь сделать». Шли недели, мальчик лежал на кушетке и не шевелился, пока доктор пытался распутать узел. Книга плевалась, ругалась (иногда бранными словами), и даже пыталась укусить доктора, но через пару лет ему все же удалось ослабить несколько петель и освободить пару концов, но сам узел по-прежнему прижимал к телу мальчика книгу крепко-накрепко.

Следующий доктор сначала внимательно изучил узел, сравнил его с таблицей узлов и даже смог идентифицировать его: «Двойной с нахлестом!» Но это понимание никак не помогло мальчику освободиться от сводившей его с ума книги.

Третий доктор, осмотрев узел, озвучил приговор: «Книга никуда не денется, узел развязать невозможно. Давай попробуем с ней договориться». Но книга договариваться не хотела, она хотела только одного, чтобы мальчик беспрекословно выполнял все правила без исключения. На переговоры ушло еще несколько лет. К некоторым правилам и законам с помощью доктора в книгу удалось вписать поправки, чтобы они были не такими абсурдными, но дальше дело не пошло.

Наконец мальчик пошел к четвертому доктору. Тот осмотрел не только узел, но и книгу с мальчиком. Оценив ситуацию, он достал меч (о, это был не простой доктор!) и разрубил узел прямо по середине, да так сильно, что и книге тоже досталось. Веревки упали, а страницы с правилами и законами разлетелись по всему кабинету. В это мгновение мальчик увидел, что Книга - это просто бумага, на которой может быть написано что угодно.

Узнав о том, что мальчик освободился от книги, первый доктор пришел к нему, чтобы узнать, как все произошло:

— Так не честно, — заявил он. — Требовалось развязать узел! К тому же на месте, где была книга у тебя теперь белое пятно.

— Да-да, — поддержали его коллеги. — Такие узлы необходимо развязывать и никак иначе. Да и с книгой нельзя было так. Это же семейные ценности! Как он теперь без ориентиров?»

Мальчик, расстроенный и сбитый с толку тем, что его избавили от книги не стандартным способом, пришел к последнему доктору со словами:

— Они правы! Так поступают только шарлатаны. Ты должен был развязать узел и объяснить мне, как ты это сделал, мне так было бы спокойнее. Я бы смог тогда сам иногда отвязывать книгу и отдыхать. К тому же теперь у меня там белое пятно. А еще я скучаю по тяжести, которую она мне давала. Без тяжести в нашей семье никак нельзя.

Мальчик и книга

Доктор ответил:

— Возвращать книгу или нет – решай сам. Копия всегда хранится в семейной библиотеке. А о пятне не беспокойся, нужно немного времени, чтобы Солнце сделало свое дело и согрело это пятно. Ведь, пока книга была там, Солнцу было к тебе не пробиться. А что до развязывания узлов, - неужели ты хочешь, чтобы они периодически появлялись в твоей жизни только ради того, чтобы научиться их развязывать? Следи за тем, чтобы ничто не заслоняло тебя от Солнца и тебе не придется осваивать науку узлов.

— А кого же теперь мне слушать? – спросил уже давно не мальчик с испуганными глазами, — она всегда давала мне советы.

— Слушай свое сердце, – сказал доктор. — Книга заглушала его голос все это время. Сердце лучше любой Книги.

Доктор понимающе улыбнулся, жестом пригласил мальчика к столу, где уже дымился горячий чай и продолжил:

— Раньше мне тоже было очень важно развязать узел, а не «разорвать пакет», я считал себя искусным развязывателем и распутывателем. За каждый распутанный узел я вешал себе медаль на грудь и был очень горд собой. А потом… я начал ценить время своей Жизни. Это все, что есть у меня. Это все, что есть у тебя. И ценность этой жизни определяется тем, на что ты это время тратишь. Я не хочу, чтобы ценность моей жизни измерялась узлами. А ты?

Доктор помешивал ароматный чай и хитро поглядывал на сверток в углу.

— Это не шарлатанство — вот так просто взять и разрубить узел, — продолжил он. — Все, что тебя останавливает от такого простого решения – это любовь к самостоятельному разгадыванию загадок и приверженность чужим правилам. Приходи, когда почувствуешь, что книга тебе очень надоела и ты не будешь по ней скучать. Когда тебе уже будет не важно почему, что и зачем там написано, когда ты захочешь изменений, а не объяснений. И тогда это будет легко, просто и быстро. Так и должно быть. Так и будет.

Мальчик сжал кулаки до белых косточек:

— Сейчас! Я хочу сделать это сейчас! Я больше не хочу так, как было раньше! Все, что угодно, только не это…, — мальчик говорил тихо, но его голос никогда не звучал так уверенно.

— Ну раз все, что угодно…, — доктор потянулся за свёртком, — тогда это тебе.

Мальчик взволновано, как будто предчувствуя важность происходящего, и немного растеряно, начал разворачивать бумагу. Там была книга с его именем на корешке. Волнуясь еще больше, немного дрожащими пальцами он открыл первую страницу, потом следующую, пролистал ее всю в нетерпении, и подняв удивленные глаза на доктора, произнес:

— Тут же ничего нет!? Совсем ничего. Она пустая!

— Конечно, так и должно быть, — спокойно сказал доктор. — Не надейся, что за тебя напишу ее я.

Мальчик прижал книгу к груди и растеряно начал зыркать по сторонам, словно ища подсказки откуда-то из вне о том, что же должно быть написано в его книге.

Но доктор был опытный, он подарил уже ни одну книгу и распознал этот взгляд:

— Не хитри и не вздумай списывать! Там стоит только твое имя. Соавторов нет. В эту Книгу можешь писать только Ты.

— Но как же… где я… что мне… ох…, — мальчика бросало в жар, он чувствовал, как внутри поднимается какая-то давно забытая Сила и энергия. Он с трудом мог усидеть на месте. Мальчик прижимал книгу все сильнее и сильнее к груди и вдруг:

— Тук-тук, тук-тук, тук-тук.

— Это сердце! — воскликнул мальчик. — Сердце! Я слышу его! Оно говорит со мной!

Доктор ничего на это не ответил, только его глаза засветились лучиками по бокам.

КОНЕЦ

Ксения Голицына, 2023г
wayto.life

Обязательно поделись

этим

Комментарии ()

    Комментарии можно оставлять на этом youtube канале.